Fruitsekta.ru

Мир ПК
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

5 принципов архитектуры

Пять принципов «Новой Архитектуры» Ле Корбюзье

Жаннере Шарль Эдуард, он же Ле Корбюзье – знаменитый всему миру дизайнер, архитектор и художник в одном лице. Его знания и труды легли в основу развития европейской культуры в начале 20-го века и продолжают оказывать влияние на тенденции и в настоящее время.

Знаменитый архитектор родился в Швейцарии в 1887 году. В Ла-Шюде-Фон его предки мигрировали из южной Франции еще в 14 веке, и, что примечательно, практически весь род Ле Корбюзье состоял из художников и граверов.

Изначально Женнере Шарль хотел следовать семейным традициям и продолжать дело, передающееся в семье из поколения в поколение, но именно зодчество привлекло его больше всего. Углубившись в этом направлении, Ле Корбюзье начал заниматься этим ремеслом, углубляясь в знаниях.

Все современные источники вещают о безусловном влиянии мастерства французского архитектора на развитие этой отрасли в 20-м веке. Есть один интересный факт – Женере Шарль – это единственный из архитекторов, не имеющий образования по профилю, в котором он показал высокое мастерство.

Основной акцент в своем творчестве Ле Корбюзье делает на совокупности проблем жилища в теории и практике. Первое построенное жилище в 1916 году знаменитым архитектором было внешне без каких-либо причуд и выглядело непримечательно. Особенности были на этапе конструирования: каркас из железобетона, который, впоследствии, использовался Ле Корбюзье в каждом новом сооружении. Каркас постоянно претерпевал изменения, соответствующие для целей архитектора в проектировании новых зданий. Опыт, который французский архитектор приобрел на строительстве домов, прекрасно сочетался с творческим подходом в проектировании новых сооружений.

Все дома, построенные Ле Корбюзье, решают одни и те же проблемы: наделение функционалом и поиск новых решений для связи интерьера и экстерьера. В современном мире это также успешно применяется – любое пространство здания, при желании, может быть раскрыто в любом направлении, с точки зрения дизайна.

Пять принципов единства архитектуры Ле Корбюзье сформулировал в начале 20-х годов прошлого века, оформленные под название пуризма. Впервые они были опубликованы в «L’Esprit Nouveau» — французском известном журнале и статья имела название: «Пять отправных точек архитектуры». Приемы, описанные в публикации, ранее использовались другими архитекторами, но по отдельности. Знаменитый французский архитектор систематизировал их и обозначил последовательность их применения на практике. В начале 20-го века новая архитектура была на стадии и формирования и «пять принципов Ле Корбюзье» стали отправным пунктом в творчестве для многих новых архитекторов.

Пять принципов единства архитектуры Ле Корбюзье

1 Столбы-опоры. Этот первый принцип подразумевает, что дом будет приподнят над землей на специальных опорах выполненных из железобетона, причем место под самим помещение может быть использовано для автостоянки. Это не новшество в архитектуре начала 20-го века: Джон Нэш задолго до этого внедрял подобные колонны в проектирование сооружений, а Лабруст, еще в 19 веке, устанавливал чугунные колонны. Женере Шарль немного модернизировал ранее применяемый метод – он армировал балки каркаса, добиваясь переноса всей нагрузки именно на опору.

2 Крыши-террасы. С внедрением новшеств в архитектуре от Ле Корбюзье, наклонные крыши сменились плоскими террасами, на которых можно было расположить сад или комфортную зону отдыха. Такой новаторский подход нашел широкое применение и почтение обычных людей.

3 Свобода в планировке. При использовании столбов-опор из железобетона можно добиться того, что стены больше не будут несущими и внутреннее пространство здания можно смело увеличить. Вместо привычной планировки стало возможным моделировать помещение внутри с помощью перегородок, увеличивая функционал каждого квадратного метра дома. Помимо этого, успешно внедрялись в проектирование криволинейные лестницы, и. такой альянс перегородок и лестниц давал эффект взаимопроникновения внутреннего и внешнего пространств. Это было очень смело и удобно, с точки зрения эксплуатации здания.

Ле Корбюзье стал первопроходцем в возможности моделирования здания свободным и индивидуальным – это основа его термина «свободный план». Такой подход в новом конструировании зданий значительно отличал сооружения, построенные после общепринятой концепции кубизма.

4 Ленточные окна. Применение в проектировании опор и ненесущих стен стало большим плюсом в выборе форм и размеров окна любой сложности. Оконные проемы можно сделать как лентой, вдоль фасада, так и от угла до угла. Такое новаторское решение значительно изменило облик зданий, построенных по проектам Ле Корбюзье.

5 Свободный фасад. Фасад освобожден от нагромождения опорами – они все внутри дома. Эта особенность дала толчок к творческому подходу в дизайне внешнего вида зданий: стены могут быть сделаны не только из легкого или прозрачного материала, но и принимать любые формы.

Французский архитектор не имел цели канонизировать свои «пять принципов», наоборот, он сам всегда был в поиске новых идей, применение которых на практике вносили бы значительный вклад в развитие архитектуры. Ле Корбюзье всегда говорил: « Архитектура это склад ума»и он подтверждал это своим рвением и преданностью к данной отрасли.

Проектирование зданий по методам французского архитектора можно наблюдать не только в жилых домах – их также можно заметить в промышленных сооружениях. Столбы-опоры нашли широкое применение при строительстве товарных складов, ленточные окна можно наблюдать практически во всех крупных цехах. Наличие у зданий пандусов призвано облегчить взаимопроникновение из внешнего во внутреннее пространство, и наоборот. Все описанные пять принципов проектирования Ле Корбюзье не потеряли своей значимости спустя более 100 лет: в современном мире каждый из пяти аспектов успешно используется и значительно облегчает жизнь нашему обществу.

5 принципов современной архитектуры Ле Корбюзье

Четверг, Июл 11 — 5:15 пп

5 принципов современной архитектуры, основанной на идеях проживания в индустриальном мире Ле Корбюзье (1926)

5 принципов современной архитектуры впервые были опубликованы в журнале «L’Esprit Nouveau» в 1926 году. Журнал был основан Ле Корбюзье, поэтом Полом Дерме и художником Амеде Озенфантом в 1920 году и специализировался на литературе, изобразительном искусстве и архитектуре.

Читать еще:  Код ошибки 00

1. Столбы-опоры

Подъем первого этажа дома над землей был сделан на свободностоящий столбах для создания под ним зеленой зоны, улицы, парковки, спортплощадок, мест отдыха для пешеходов

2. Свободная планировка

Каркасная конструкция из железобетона позволяет сделать свободную планировку. Несущие функции перенесены со стен на каркас, что позволило расположить перегородки на разных этажах по-разному. Расположение стен определяется только функциональным назначением помещений

3. Свободное решение фасада.

Опоры перенесены внутрь дома, что позволило снять нагрузку с фасадной плоскости. Такое решение дает возможность делать стены из любого материала и любой формы.

4. Ленточное остекление.

Отсутствие несущих стен, позволяет делать окна любой формы и величины.

Горизонтальные ленточные окна по всему фасаду повышают уровень инсоляции (облучение поверхностей солнечным светом) и увеличивают ощущение пространства.

На примере Виллы Савой стало понятно, что огромные окна не эффективны из за больших тепло-потерь.

5. Плоская крыша-терраса

Решению дома в виде геометрического объема соответствует плоская кровля. Как говорил сам архитектор, крыша с уклоном нарушает гармонию формы дома.

Плоская крыша сделана с дополнительной гидроизоляцией и внутренним водостоком, что должно спасти дом от воды. Однако, в первый же год после постройки Вилла Савой начала протекать, а внутри всегда было холодно и сыро.

Ле Корбюзье использует плоскую кровлю для размещения террасы-сада. Тем самым, природа непосредственно входит в жилую зону не нарушая сооружение и его формы.
Сад на крыше полезен в городах с высокой плотностью населения и малым количеством парков и скверов.

В вилле Савой использованы 5 основных отправных точек современной архитектуры Ле Корбюзье

Вилла Савой в Пуасси, Франция, 1929-1931.

• Дом возводится на сваях, чтобы отделить его от земли и эффективно использовать пространство.

• Исторические орнаменты полностью отсутствуют.

• Абстрактный скульптурный дизайн.

• Активное использование белого цвета ассоциировался с новизной, чистотой, простотой (Ле Корбюзье написал книгу под названием «Когда соборы были белыми»)

• Сооружение имеет свободную планировку.

• Нетрадиционные и динамические винтовые лестницы и пандусы;

• Интегральный гараж (кривая на первом этаже дома обусловлена радиусом поворота Ситроен 1927г).

Принцип пяти. Архитектура Ле Корбюзье

В 1926 Ле Корбюзье опубликовал свой манифест под названием «Пять отправных точек новой архитектуры», в котором он сформулировал ряд основных принципов, которые будут сопровождать развитие мировой архитектуры.

1 Система колонн

пришедшая на замену типичным несущим стенам

2 Свободная планировка

обеспечивающий гибкость в передвижении стен, благодаря отказу от несущих стен

3 Свободный фасад

чистые линии, стекло, металл и бетон. Минимум орнамента и декора на фасаде здания

4 Сплошное остекление

возможность панорамного и сплошного остекления фасада благодаря опорным колоннам и свободной планировке

5 Эксплуатируемая кровля

крыша-терраса, как часть эксплуатируемой части дома

Пробы. Вилла Савой и новый взгляд

Первое здание, к которому Корбюзье применил практичный и рациональный подход идей школы Bauhaus, сформировав манифест «Пяти точек архитектуры» стала Вилла Савой.

К тому времени, когда Вилла Савой начала возводиться, Ле Корбюзье уже был признанным и уважаемым дизайнером и архитектором. Вилла Савой стала объектом для дальнейшего изучения его манифеста пяти отправных точек архитектуры, описанных в книге «К архитектуре».

Вилла представляет собой нечто большее, чем просто современное воплощение французского загородного дома, она дала возможность применить стандартизированную систему проектирования, которая позже была названа «Машина для жизни» Ле Корбюзье. Подобно автомобилю с его запчастями, где каждая деталь нужна для конкретных функций, дом должен быть настолько эффективным, насколько это было возможно.

5 принципов современной архитектуры от Ле Корбюзье.

Первый принцип – система колонн, пришедшая на замену типичным несущим стенам, это позволило создавать свободную планировку, второй принцип, обеспечивающий гибкость в передвижении стен. Свободный фасад – третий принцип, отделил структуру здания (первый принцип) от фасада здания, дав возможность размещать окна непрерывной горизонтальной лентой — четвертый принцип. Пятый принцип – крыша-терраса, обнесенная экраном, обрамляющим пейзаж, позволяет свету проникать в дом.

Эти пять принципов, ставшие впоследствии универсальным языком архитектуры, реинтерпретировались и формулировались в зависимости от контекста.

Наследие «Пяти» от Ле Корбюзье.

Определенно, современность Виллы Савой стала великим вдохновением для архитекторов и дизайнеров, многие ее идеи и концепции развивались и были объектами для подражания.

Главные принципы Виллы Савой превзошли время и масштабы. Эти принципы успешно соединились в семейном доме, о чем свидетельствует вилла, а также легко применились в таком крупномасштабном здании, как Unité d’Habitation в Марселе во Франции.

Даже спустя 85 лет, эта вечная икона архитектуры является центральной моделью архитектурного и пространственного мышления.

Ле Корбюзье как архитектурный враг народов

История Ле Корбюзье — ярчайший пример того, как гиперактивный абсурднутый индивид не без талантика может неимоверно нагадить наивному доверчивому человечеству. Всякие такие товарищи с шилами в задницах опасны до чрезвычайности. Я ещё не решил, аналогом политического кого является этот Ле Корбюзье в архитектуре: Наполеона Бонапарта, Адольфа Гитлера или Вольдемара Ульянова-Ленина. Как у этих не обошлось без позитива, так есть он и у указанного архитектора, но основные его результаты и их следствия — та ещё кошмарная жуть.

Хвала Аллаху, лучшая часть архитектурной общественности никогда не шла на поводу у сабджекта, а та часть, которая шла, вроде, начала понемногу освобождаться от корбюзьейской дури. Но понастроенная во множестве городов корбюзьеистая мерзость будет подтравлять жизнь ещё нескольким поколениям, а может, она нас и вовсе поугробляет.

Читать еще:  Архитектура клиент серверного приложения

Я вообще не понимаю, как можно позволять себе обсуждать архитектурные концепции в выражениях, характерных скорее для рекламы, ориентированной на дураков, и для безответственного искусствоведения — довольно паразитической области деятельности — а этот

незатыкучий Ле Корбюзье такое себе очень ведь даже позволял, и ведь хватало недоумков, которые благоговейно ему поддакивали, не понимая, какую ямищу они при этом роют себе и человечеству: то, о чём трындят искусствоведы, хотя бы никак не причастно к защите людей от вредных факторов окружающей среды и друг от друга и никак не отражается на затратах людьми их драгоценного личного времени, на уровне потребления природных ресурсов человечеством, способах разрушения им биосферы и темпах приближения глобальной

катастрофы природопользования, тогда как архитектура и градостроительство ко всему этому причастны очень даже.

«Пять отправных точек архитектуры» Ле Корбюзье, опубликованные в журнале «L’Esprit Nouveau» в двадцатые годы, ещё не очень криминальны. В этой статье Ле Корбюзье описал архитектурный стиль, который считал своим тогдашним «детищем». Википедия представляет эти «точки» так:

1. Столбы-опоры. Дом приподнят над землей на железобетонных столбах-опорах, при этом освобождается место под жилыми помещениями — для сада или стоянки автомобиля.

2. Плоские крыши-террасы. Вместо традиционной наклонной крыши с чердаком под ней, Корбюзье предлагал устраивать плоскую крышу-террасу, на которой можно было бы развести небольшой сад или создать место для отдыха.

3. Свободная планировка. Поскольку стены больше не являются несущими (в связи с применением ж/б каркаса), внутреннее пространство полностью от них освобождается. В результате внутреннюю планировку можно организовать с гораздо большей

4. Ленточные окна. Благодаря каркасной конструкции здания и отсутствию, в связи с этим, несущих стен, окна можно сделать практически любой величины и конфигурации, в том числе

свободно протянуть их лентой вдоль всего фасада, от угла до угла.

5. Свободный фасад. Опоры устанавливаются вне плоскости фасада, внутри дома (буквально у Корбюзье: свободно расположены внутри помещений). Наружные стены могут при этом быть из любого материала — легкого, хрупкого или прозрачного, и принимать любые формы.

«По-отдельности подобные приемы использовались архитекторами и до Корбюзье, он же, произведя тщательный отбор, объединил их в систему и начал последовательно применять.»

Заметим, что всё это (кроме плоских крыш, издавна широко применявшихся у арабов и др. — на территориях, где мало дождей) — более расходно и с меньшими защитными свойствами, чем традиционная схема с несущими наружными стенами. Кстати, дома на столбах традиционно распространены у папуасов, свободный фасад (он, между прочим, включает в себя и «ленточные окна») — у японцев. Это особнячковый стиль для людей, стремящихся блеснуть, а индивиды, считающие копейку и заботящиеся о собственной безопасности, вряд ли им соблазняются.

Дома на столбиках хороши для мест, страдающих от наводнений, но как раз там их, как правило, и не строят. Главное: если бы, к примеру, Сталинград был заставлен домишками в корбюзьейском стиле, то есть, без подвалов и первых этажей, зато с квёлыми наружными стенами и «ленточными» окнами (такие домики простреливаемы насквозь из крупнокалиберных пулемётов, а то и из простых винтовок), то немцы захватили бы его всего лишь за неделю или даже раньше.

Ле Корбюзье вылез ещё и с «пятью принципами функционализма»(взято из Википедии):

1. Использование чистых геометрических форм, обычно прямоугольных.

2. Использование крупных нерасчленённых плоскостей одного материала, как правило, монолитного и сборного железобетона, стекла, реже — кирпича. Отсюда и преобладающая цветовая гамма — серый (цвет неоштукатуренного бетона), жёлтый (любимый цвет Ле

Корбюзье) и белый. Отсутствие орнаментации и выступающих деталей, лишённых функционального назначения.

3. Плоские, по возможности, эксплуатируемые кровли. От этой идеи Ле Корбюзье нередко отказывались ‘северные’ функционалисты, строившие здания, способные противостоять сложным погодным условиям (см., например, Центральная больница Северной Карелии).

4. Для промышленных и частично жилых и общественных зданий характерно расположение окон на фасаде в виде сплошных горизонтальных полос (так называемое ‘ленточное остекление’).

5. Широкое использование образа ‘дома на ножках’, заключающегося в полном или частичном освобождении нижних этажей от стен и использовании пространства под зданием для общественных функций.

Нет возражений только против первых двух принципов. Против третьего уже достаточно возразили северные функционалисты. Четвёртый и пятый пункты — это попытки натянуть концепцию функционализма на собственные архитектурные опусы. Один из признаков

функционализма упущен: декорирование подбором форм и размеров пространственно выделяющихся частей, регулярным расположением одинаковых функциональных элементов (окон, дверей, труб и т.п.), подбором цветов для окраски (когда красить нужно так или

Далее, если корбюзьейская церковь Notre-Dmme в Ronchamp (1950-1954) — это функционализм, то я согласен считаться инопланетянином. По-моему, стиль этой церкви — претенциозное дегенератство, и она выражает самую суть этого так называемого Ле Корбюзье, не всегда проявлявшуюся в полной мере.

У врага народов Ле Корбюзье («Афинская хартия»):

«. солнце, зелень и пространство являются тремя основными элементами градостроительства»

На первый дурацкий взгляд тут самое то, что требуется людям. В реальности же это означает автомобильную вонь, пешие таскания по жаре, дождю и/или холоду через бесполезные пустые пространства, по которым ветер гоняет пыль (частью с полувытоптанных газонов), а ещё перерасход материалов и энергии и унылое приближение катастрофы природопользования.

Как минимум, две страны, в которых особенно сильно любили Ле Корбюзье, уже находятся в экономической, демографической и экологической заднице или близко к тому: это Бразилия и Индия.

Читать еще:  Модуль в архитектуре это

«Следует установить, что дома, построенные вдоль транспортных магистралей и на их пересечении, не пригодны для жилища из-за шума, пыли и вредных газов.»

Это он клонит к тому, что надо «отвести раздельные зоны для жилища и транспортных путей. Тогда жилые дома не будут ‘припаяны’ к улице при помощи тротуаров.» Но из чего возникает потребность в транспорте, если не из необходимости преодоления пространств, которых становится только больше, если удалять дома от дорог?

«Промышленные зоны должны быть отделены от жилых районов, а пространство между ними превращено в зеленую территорию.»

Это чтобы заводы не воняли людям в форточки. Между тем, компактизация городов уменьшила бы потребность в заводах, поскольку нужно было бы меньше строительных материалов и транспорта. Далее, интеллектуальную энергию и материальные средства лучше тратить на

то, чтобы сделать производство менее вонючим, а не на то, чтобы удалить от него жилые дома.

«Использование архаичных архитектурных элементов для оформления новых зданий, возводимых в зоне исторических памятников под предлогом их архитектурной увязки, может привести к пагубным последствиям (и каким именно? — А. Б.). Подобные творческие предложения допускать нельзя. Подобные методы противоречат опыту истории. Никогда возврат к прошлому не поощрялся, никогда человек не двигался вспять. Шедевры прошлых эпох убеждают в том, что каждое поколение мыслило по-своему, создавало искусство и эстетику, используя в своем творчестве лучшие технические достижения своего времени.

Рабски копировать прошлое — это обрекать себя на ложь, это создавать в принципе фальшивое, ибо современные здания не будут строиться древними методами, а возведение архаичных сооружений с применением современной строительной техники может привести лишь

к бессмысленному подражанию произведениям прошлых эпох. Смешивая старое с новым, невозможно создать подлинно ансамблевого решения, отличающегося единством стиля. Это будет чистое подражательство, мешающее восприятию истинного памятника искусства, ради которого была предпринята столь неразумная инициатива.»

Это трескучая псевдоаргументированная чушь, которой воодушевлялись сокрушители драгоценного архитектурного наследия с целью расчистки места для корбюзьеистых громоздких стеклобетонных поделок. Люди тысячелетиями едят из тарелок одной и той же конструкции очень похожими ложками, рабски копируя прошлое, и ничего страшного вот именно от этого не случается (а случается от чего-то другого). Это опыт истории.

«Высотное строительство обеспечит необходимые условия для организации современной сети дорог и мест отдыха за счет создания и использования свободных территорий.»

Жильё в высотных домах обходится дороже жилья в домах высотой в 4-7 этажей. Люди в высотных домах «при прочих равных условиях» более уязвимы от пожаров, землетрясений, и взрывов, более зависимы от состояния систем электро- и водоснабжения, более опасны для

тех, кто на уровне земли находятся в пределах досягаемости падающих предметов. Высотные дома более чувствительны к качеству строительных материалов и технологий. Если какое-нибудь «знаковое» многоэтажное здание имеет хороший шанс быть построенным высокока-

чественно и потом на должном уровне содержаться, то что-то более простое могут небрежно соорудить и потом небрежно эксплуатировать, а это не так уж редко заканчивается обрушением или большим пожаром.

Далее, ваяя свою концепцию, Ле Корбюзье пренебрегает некоторыми свойствами «человеческого материала». Если жители 5-этажных подъездов, как правило, между собой здороваются, то жители 9-этажных уже делают это через одного, а 20-этажных смотрят один на другого как враги, занимающие своими автомобилями чужое место под чужими окнами. Для обитателя высотки чужая, уличная территория начинается за дверью его квартиры, и он гадит на этой территории, то есть, в подъезде, ещё охотнее, чем гадит на улице, потому что ему чаще удаётся делать это без ненужных свидетелей.

Далее, в условиях, когда почти каждая недоумочья семья может позволить себе купить автоколымагу, а то и две, корбюзьейское пространство между корбюзьейскими высотками оказывается почти сплошной автостоянкой, в районе которой выгуливать своих детей и собак могут только психически недоразвитые вырожденцы.

Всё у того же доставучего архитектора:

«Тремя основными функциями, которыми должно заниматься градостроительство, являются: 1) жить; 2) работать; 3) отдыхать.»

«Современное состояние населенных мест не обеспечивает рационального сочетания указанных выше трех основных функций. Необходимо перепланировать территории соответствующих трех зон и определить соотношения площадей застроенных и свободных территорий.»

Это так пропихивается концепция спальных районов и ежедневной трясучки в транспорте то из этих районов, то обратно.

Заметим, что так инфантильно классифицировать времяпровождение и его локализации может только индивид с интеллектуальным вывихом, и одного такого чудака мы знаем. У себя дома люди, оказывается, не отдыхают, а живут в поте лиц, а любимая работа им в жизнь не защитывается. А если они, к примеру, бегают по парку, тоже потные от нагрузки, то это они не работают над собой, а отдыхают.

Как Ле Корбюзье заботился о защитных свойствах своих зданий:

«Миссис Сарабxай боялась, что когда ее сыновья женятся, их дети упадут с неогражденного балкона и разобьются, — как будто мне есть до этого дело. Как будто я, Ле Корбюзье, должен жертвовать замыслом ради каких-то нерожденных детей.»

Почему Ле Корбюзье не размножился:

«Архитектура — это моя жена, а живопись — любовница.»

«Я совершенно не понимаю свою жену. Она довольно глупа. Я отдалей все деньги, но ей все мало. Мадам еще хочет детей! Она достает меня своими просьбами завести детей. А я ненавижу детей. У нее уже есть собачонка, этого должно быть достаточно. Пусть заведет еще собаку, но оставит меня в покое!»

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector