Fruitsekta.ru

Мир ПК
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Система обеспечения региональной безопасности

СИСТЕМЫ РЕГИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В МИРЕ И ИХ ХАРАКТЕРИСТИКА.

Прежде чем говорить о системах региональной безопасности, мы должны разобраться, что мы подразумеваем под термином «регион».

В настоящее время имеется значительное многообразие определений, в основе которых различные подходы. Так наиболее общее определение.

Регион – это крупная индивидуальная территориальная единица, включающая, как правило, несколько государств, имеющих сходство государственного и экономического устройства, политическую и экономическую взаимосвязь и географическую общность.

Региональная безопасность предполагает такое состояние отношений, в рамках которого для всех государств, народов, граждан, общественных институтов и групп, входящих в регион, обеспечивается защищенность их жизненно важных интересов, надежное существование и стабильное развитие.

Системы региональной безопасности основаны на принципе создания международных блоков, союзов и организаций (много- и двухсторонних) между государствами, ставящими перед собой цели и задачи по защите общих территорий от внешних и внутренних угроз различной направленности, существующих для этих стран. В соответствии с этими договоренностями создаются общие силы и средства для решения различных задач (например, мониторинг за природными явлениями, общие силы спасения, вооруженные группировки и.т.д.).

Региональная, также как и глобальная, безопасность составляет часть международной безопасности. На международном уровне государствами формируются соответствующие механизмы поддержания международного мира и безопасности — системы обеспечения международной безопасности.

Обеспечение международной безопасности предполагает, прежде всего, поддержание международной стабильности, как центральной характеристики взаимоотношений субъектов на международной арене. При этом международная стабильность может быть обеспечена либо соответствующим изменением баланса сил между субъектами, либо признанием всеми субъектами соответствующих правил поведения. В связи с этим можно условно выделить две исторически сложившиеся формы коллективной безопасности:

1) групповые — интегрирующие возможности группы государств в противовес прочим государствам (группам государств) для их скоординированного использования при достижении групповых целей или защиты от общей угрозы;

2) универсальные — основанные на добровольно взятых заинтересованными государствами обязательствах и практических мерах по поддержанию международной безопасности согласованными усилиями.

Принцип коллективной безопасности подразумевает такую систему международного сотрудничества, при которой агрессия против одного из ее участников расценивается как агрессия против всей системы.

Традиционно к групповым системам коллективной безопасности относятся только военно-политические союзы. Их различают по количеству участников (двух и многосторонние); международно-правовому оформлению (формальные и неформальные); степени интеграции.

По последнему признаку определяются военные блоки и коалиции.

Военный блок — военно-политический союз государств, предусматривающий координацию их политической, экономической и военной деятельности. Они создаются в мирное время при обострении международной обстановки как наднациональный инструмент обеспечения групповой безопасности на достаточно длительный срок. Примером военного блока выступает блок НАТО.

Коалиции — временные военно-политические объединения государств, создаваемые для подготовки и ведения войн. В отличие от блоков, коалиция предусматривает только военную интеграцию для ведения коалиционной войны или достижения целей коалиции иными способами. Число участников коалиции определяется чисто военной целесообразностью.

Организационные формы коллективной безопасности зависят от представлений государств о степени согласованности национальных интересов, а также о мерах, необходимых для противодействия общим угрозам национальной безопасности.

Традиционной формой региональных организаций выступают групповые системы — военные блоки, такие как НАТО, Организация договора о коллективной безопасности (ОДКБ), АНЗЮС. Параллельно развиваются региональные системы коллективной безопасности — ОБСЕ, Лига арабских государств (ЛАГ), Организация африканского единства (ОАЕ), Организация американских государств (ОАГ).

В последние годы все большую значимость приобретают формы так называемой кооперативной безопасности — многосторонние политические консультативные процессы и системы взаимного оповещения — Шанхайская организация сотрудничества, Региональный форум АСЕАН по вопросам безопасности (АРФ). Возрастает также роль международных неправительственных организаций (Международный Красный Крест, «Врачи без границ» и др.) и даже частных лиц.

В обеспечении всех видов безопасности, в том числе региональной, важнейшую роль стали играть так называемые «большая восьмёрка», «двадцатка», когда на самом высшем уровне встречаются первые лица восьми («восьмерка»), либо двадцати («двадцатка») ведущих государств мира (как правило главы государств) и обсуждают различные актуальные вопросы, связанные с защитой населения и территорий от различных угроз мирового масштаба (например, терроризм).

Основными системами обеспечения региональной безопасности сегодня являются:

-в Европе – НАТО, Европейский союз (ЕС), организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСБ);

-в арабском мире – Лига арабских государств (ЛАГ), Совет сотрудничества арабских государств (ССАГ), организация африканского единства (ОАЕ);

-На территории бывшего СССР -Содружество независимых государств (СНГ), организация договора о коллективной безопасности (ОДКБ);

-на территории стран бассейна Тихого океана – азиатско-тихоокеанский форум экономического сотрудничества (АТЭС);

-на американском континенте – организация американских государств (ОАГ).

Охарактеризуем основные из них:

Военно-политический блок НАТО представляет собой крупнейший в мире военно-политический блок, объединяющий большинство стран Европы и Северной Америки. Появился 4 апреля 1949 года в США. Тогда государствами-членами НАТО стали США, Канада, Исландия, Великобритания, Франция, Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Норвегия, Дания, Италия и Португалия. Это «трансатлантический форум» для проведения странами-союзниками консультаций по любым вопросам, затрагивающим жизненно важные интересы его членов, включая события, способные поставить под угрозу их безопасность. Одной из декларированных целей НАТО является обеспечение сдерживания любой формы агрессии в отношении территории любого государства-члена НАТО или защиту от неё.

Главная цель НАТО — гарантировать свободу и безопасность всех своих членов в Европе и Северной Америке в соответствии с принципами Устава ООН. Для достижения этой цели НАТО использует свое политическое влияние и военный потенциал в соответствии с характером вызовов безопасности, с которыми сталкиваются его государства-члены.

Участники Договора обязались воздерживаться в своих международных отношениях от угрозы силой или ее применения каким-либо образом, несовместимым с целями ООН, разрешать все свои споры мирными средствами, содействовать дальнейшему развитию мирных и дружественных международных отношений.

Отдельного упоминания заслуживает «Партнёрство ради мира» — созданная в 1994 году программа военного сотрудничества НАТО с европейскими государствами и бывшими советскими республиками Закавказья и Центральной Азии, которые не являются членами организации. На сегодняшний день в программе «Партнёрство ради мира» участвуют 24 страны.

Для осуществления целей Североатлантического договора создана сложная политическая и военная структура.

Высшим органом НАТО является Североатлантический совет (САС) — Постоянный совет. В рамках Совета проводятся широкие политические консультации по всем вопросам внешних сношений, рассматриваются «опросы обеспечения безопасности, поддержания международного мира, военного сотрудничества». Решения принимаются единогласно. Создан постоянный рабочий орган — Секретариат во главе с Генсеком НАТО.

Для организации сотрудничества государств — членов НАТО в политической и экономической областях созданы Политический и Экономический комитеты.

Также в рамках НАТО действует значительное количество разнообразных и разноуровневых военных органов.

Комитет военного планирования (КВП) обычно состоит из постоянных представителей, но заседания проводит на уровне министров обороны (не реже двух раз в год). Он занимается решением большинства военных вопросов и проблем, относящихся к планированию коллективной обороны.

Группа ядерного планирования (ГЯП) является основным форумом для проведения консультаций по всем вопросам, касающимся роли ядерных сил в осуществлении политики НАТО в области обороны и безопасности. Обычно заседания ГЯП проводятся два раза в год на уровне министров обороны, как правило, в одно время с заседаниями Комитета военного планирования, а в случае необходимости — на уровне послов.

Читать еще:  Reset паскаль что значит

Военный комитет отвечает за выработку рекомендаций политическому руководству НАТО, касающихся мер по обеспечению совместной обороны зоны действия НАТО, и за подготовку общих директив по военным вопросам.

Международный военный штаб, в свою очередь, обеспечивает работу Военного комитета НАТО.

Кроме того, имеется ряд военных управлений, осуществляющих надзор за конкретными аспектами деятельности Военного комитета.

НАТО осуществляет следующие основные виды деятельности:

-осуществляет противовоздушную оборону, цель которой — отражение потенциальных воздушных угроз и обеспечение неприкосновенности воздушного пространства стран НАТО;

-контроль над вооружениями с целью их недопущения применения в решении спорных вопросов и особенно ядерного оружия;

-борьба с терроризмом, как одной из главных мировых угроз социального характера;

-выполнение странами блока международных договоренностей по сокращению обычных вооружений, распространению ядерного, биологического и химического оружия и средств их доставки;

-гражданское чрезвычайное планирование. Его главные задачи — обеспечить поддержку военных операций со стороны гражданских властей и населения, а также содействовать государственным органам власти при невоенных чрезвычайных ситуациях, особенно в защите мирного населения.

-оказание государствам-членам и партнерам в защите их населения от возможных последствий атак террористов с применением химических, биологических и ядерных боевых средств.

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ — конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой.

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого.

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим.

Папиллярные узоры пальцев рук — маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни.

Система обеспечения региональной безопасности на современном этапе.

Созданию региональных систем коллективной безопасно­сти в практической деятельности государств уделяется значи­тельное внимание. На Европейском континенте до второй миро­вой войны, несмотря на усилия Советского Союза, создать сис­тему коллективной безопасности на удалось. В послевоенный период международные отношения в Европе строились на началах противоборства двух «мировых систем». Западные стра­ны в 1949 г. заключили Североатлантический договор (НАТО). Ответным шагом социалистических стран стало подписание в 1955 г. Варшавского Договора.

В текстах обоих договоров содержались конкретные обяза­тельства сторон по поддержанию мира и безопасности: воздер­живаться от угрозы силой или ее применения, разрешать меж­дународные споры мирным путем. Но речь шла о данных обя­зательствах только в отношении государств — участников этих договоров. Что касалось отношений организаций друг к другу, то они находились в состоянии «холодной войны». Нельзя не отметить тот факт, что НАТО была оформлена в нарушение основных условий заключения региональных соглашений безо­пасности, зафиксированных в гл. VII Устава ООН «Региональ­ные соглашения»: в него вошли страны, которые расположены в различных регионах.

В соответствии с договором целью НАТО является объеди­нение усилий всех ее членов для коллективной обороны и для сохранения мира и безопасности. Однако с этой целью не согла­суются меры по созданию мощной военной структуры.

Принятие новых государств в НАТО свидетельствует о нарушении ст. 7 Договора, которая предусматривает приглаше­ние государств, а не принятие по их личному заявлению. Само расширение НАТО на восток свидетельствует об увеличении военной машины за счет новых членов, что не способствует ев­ропейской безопасности «Трансформация» НАТО, о которой за­являют ее руководители, также не соответствует ее целям. Про­ведение миротворческих операций и реализации программы «Партнерство во имя мира» не предусмотрена Договором 1949 г. Роль, которую на себя возлагает НАТО на Европейском конти­ненте, также выходит за пределы ее компетенции.

Варшавский Договор был заключен в строгом соответствии с Уставом ООН и отличительной особенностью его как оборони­тельной организации являлось стремление к созданию системы коллективной безопасности всех государств Европы. В ст. 11 Договора указывалось: «В случае создания в Европе системы коллективной безопасности и заключения с этой целью Обще­европейского Договора о коллективной безопасности, к чему неуклонно будут стремиться Договаривающиеся Стороны, на­стоящий Договор утратит свою силу со дня вступления в дейст­вие Общеевропейского Договора».

Процессы, происшедшие в странах Центральной и Юго-Восточной Европы с середины 80-х годов, повлекшие ликвидацию «мировой системы социализма», предопределили судьбу Организации Варшавского Договора. В 1991 г. ОВД перестала существовать.

Основы системы коллективной безопасности в Европе были заложены Совещанием по безопасности и сотрудничеству в Европе. В подписанном в Хельсинки Заключительном акте (1975 г.) содержится свод принципов сотрудничества государств и их взаимоотношений, намечены конкретные меры в области разоружения, в том числе меры доверия в военной области, указаны практические шаги по обеспечению европейской безо­пасности. Отличительная особенность Заключительного акта как основы европейской системы коллективной безопасности заклю­чается в том, что в нем не предусмотрено применение принудительных мер.

За время, прошедшее со дня подписания Заключительного акта СБСЕ (1975 г.), нормы, обеспечивающие стабильность безо­пасности в Европе, были приняты в последующих докумен­тах СБСЕ. Особого внимания заслуживают пакеты решений, принятых на встречах глав государств и правительств госу­дарств — участников СБСЕ в Хельсинки 9—10 июля 1992 г. и в Будапеште 5—6 декабря 1994 г. В числе актов Будапештской встречи — Кодекс поведения, касающийся военно-политиче­ских аспектов безопасности. Заслуживает внимания тезис, со­гласно которому демократический политический контроль над военными и военизированными силами, силами внутренней безо­пасности, разведывательными службами и полицией расцени­вается как незаменимый элемент стабильности и безопасности.

Принятые в рамках СБСЕ-ОБСЕ документы способствова­ли созданию новой формы отношений между европейскими го­сударствами, основанной на совместных подходах к вопросам создания системы безопасности. Существенным итогом в этом процессе явилось подписание в марте 1995 года в Париже Пак­та о стабильности в Европе, который позже был передан Евро­пейским Союзом в ОБСЕ для доработки и проведения в жизнь в тесном сотрудничестве с Советом Европы.

Практике деятельности региональных организаций, в до­кументах которых содержатся положения о коллективных ме­рах в случае вооруженного нападения против какого-либо из членов (ЛАГ, ОАЕ, ОАГ), известны случаи использования сил по поддержанию мира (например, создание в 1981 г. Организа­цией африканского единства межафриканских сил по стабили­зации положения в Чаде).

Региональная безопасность играет ключевую роль в реализации конституционных прав и свобод граждан, в обеспечении возможности самореализации личности, духовном обновлении, политической и социальной стабильности общества, обеспечении функционирования государства и становится все более важным фактором развития экономики Российской Федерации;
— само существование федеративного государства в большей степени зависит от устойчивого развития регионов, которые в связи с этим активнее используют свои внешнеэкономические связи и возможности;
— реализация национальных интересов Российской Федерации в региональном разрезе заключается в соблюдении конституционных прав и свобод граждан

Читать еще:  Как расписать паскаль

В научной литературе понятие «региональная безопасность» чаще употребляется применительно к внешней безопасности страны, при этом под регионом понимается группа государств, выделяемая на основе общих географических, исторических и прочих особенностей. Так, говорят о региональной безопасности применительно к Азиатско-Тихоокеанскому региону, применительно к Центральной Азии, Ближнему Востоку и другим регионам.
Региональный подход с учетом перечисленных выше групп интересов предполагает классификацию национальных интересов России по определенным приграничным территориям: в Арктическом регионе; в Северо-Западном регионе; в Западном регионе; в Северо-Кавказском регионе и на Кавказе в целом; в Центрально-Азиатском регионе; в регионах Забайкалья, Дальнего Востока и Приморья.
Интересную попытку в этом направлении предприняли авторы книги «Основы национальной безопасности России», рассмотрев в одной из глав субрегиональные, региональные и глобальные аспекты национальных интересов России

В рамках указанного подхода В.М. Родачин указывает: «Вместе с тем в рамках региональной классификации национальных интересов целесообразна и их конкретизация применительно к участкам Государственной границы с отдельными сопредельными странами, поскольку на этом уровне чаще всего обнаруживаются противоречия между интересами сторон и потребность в их урегулировании. Не случайно национальные интересы России в области пограничной политики выделены отдельным блоком в последней редакции Концепции национальной безопасности РФ»

Существует несколько возможных подходов к пониманию феномена региональной безопасности в зависимости от двух условий: во-первых, в зависимости от выбора определения понятия «регион», а во-вторых, от выбора масштаба рассмотрения проблем региональной безопасности.
Говоря о первом из указанных условий — возможном определении понятия «регион», необходимо заметить, что оно, как правило, может пониматься в трех смыслах:
а) зачастую в теории конституционного права понятие «регион» приравнивается к понятию субъекта Российской Федерации. Так, говорится о трех уровнях (федеральном, региональном и муниципальном) организации публичной власти

б) в работах ряда авторов регион обозначает некоторую территорию России, выделенную по критериям общности экономического и социального развития, как правило, включающую несколько соседних субъектов Российской Федерации;
в) регион как понятие, приравненное по своему содержанию к федеральному округу Российской Федерации: Центральный ФО, Северо-Западный ФО, Южный ФО, Приволжский ФО, Уральский ФО, Сибирский ФО, Дальневосточный ФО . По сути, третий из перечисленных подходов в определенной мере коррелирует со вторым подходом, однако появился после создания системы федеральных округов.
Второе из указанных условий является концептуально более важным, поскольку в большей степени определяет объект, анализируемый при изучении феномена региональной безопасности.
По сути дела, понятие региональной безопасности может быть сведено к обеспечению необходимого с точки зрения безопасности состояния внутренних отношений в России с учетом федеративной формы политико-территориальной организации государства.
Региональная безопасность — это безопасность конкретной сферы жизнедеятельности личности, общества, государства в России, а не вида деятельности (как, например, электроэнергетика, внешняя торговля и т.д.) или конкретного объекта материального мира.
Как любая сфера деятельности, региональная безопасность, являясь частью системы обеспечения национальной безопасности, по сути, ее подсистемой, является, в свою очередь, комплексным институтом, который включает в себя элементы иных видов деятельности и самостоятельных сфер, безопасность которых обеспечивается в соответствии с российским.
Понятие региональной безопасности, как уже было сказано выше, относится к внутренней составляющей национальной безопасности. Иногда применительно к указанной составляющей национальной безопасности применяется термин «внутренняя безопасность»

НАТО как система обеспечения региональной безопасности в Европе.

Одна из главных проблем, стоявших перед государствами, входя­щими в западноевропейский «полюс стабильности», после достижения принципиального согласия относительно целесообразности сохранения НАТО (организация североатлантического договора) заключалась в том, как приспособить эту организацию к новым стратегическим реалиям, возникшим после распада Организации Вар­шавского договора, Советского Союза и крушения коммунизма на пост­советском пространстве.

В 1991 г. в Риме была принята новая стратегическая концепция НАТО, центральным положением которой было признание того факта, что отражение крупномасштабного вооруженного нападения больше не является главной задачей альянса. Был зафиксирован отказ от концеп­ций тотальной войны на восточном направлении. В соответствии с но­вой концепцией и Договором об обычных вооруженных силах в Европе примерно на одну треть были сокращены вооружения и вооруженные силы НАТО. Из Европы было выведено около 80% тактического ядер­ного оружия. Численность вооруженных сил США в Европе сократи­лась с 300 тыс. до примерно 100 тыс. человек. Резко был понижен уро­вень боеготовности соединений. Таким образом, существенно сократился потенциал сдерживания или ведения полномасштабной войны на вос­точном направлении, что являлось основным содержанием деятельнос­ти НАТО в годы холодной войны.

Хотя об этом не говорится прямо, но НАТО по-прежнему остается гарантом европейско-атлантической безопасности в маловероятном, но не исключающемся на сто процентов случае возрождения военно-поли­тического противостояния теперь уже с Российской Федерацией. О со­хранении такой озабоченности свидетельствует избыточный для реше­ния всех других задач альянса состав вооруженных сил, сохранение его «ядерной сцепки» в виде размещенных в Европе американских такти­ческих ядерных вооружений, крупных военных баз, а также реализация мер доверия и договоренностей по обычным вооруженным силам пре­имущественно в биполярном формате «Запад — Россия». В деятельнос­ти НАТО на восточном направлении «по умолчанию» сохраняется ло­гика долгосрочного планирования, исходя из принципа «наихудшего сценария», который полностью не исключается. Зеркальный сценарий озабоченности относительно потенциальных возможностей НАТО, даже при отсутствии каких-то конкретных намерений использовать их про­тив РФ, часто присутствует в высказываниях российских политиков и военных. Однако эта остаточная биполярность представляла собой слишком слабый рациональный резон для сохранения и развития НАТО.

НАТО продемонстрировала свою сохраняющуюся значимость для Западной Европы уже при объединении Германии, сохранение которой в коллективной структуре этого альянса рассматривалось соседями уси­ливавшейся Германии как дополнительная гарантия против также ма­ловероятного, но не исключавшегося возрождения немецкого реваншиз­ма. Считалось, что выход уже объединенной Германии из НАТО и превращение ее в нейтральное государство в меньшей степени отвечает снятию таких озабоченностей со стороны ее соседей. По мнению мно­гих европейцев, наиболее весомой гарантией кооперативного поведения Германии в будущем будет сохранение ее в системе сдержек НАТО. 12 сентября 1990 г. в Москве был подписан Договор об окончательном урегулировании в отношении Германии, в соответствии с которым вос­станавливался ее статус суверенного государства, а права бывших окку­пационных держав (СССР, США, Великобритании и Франции) прекра­щали свое действие. Важно отметить, что германская сторона и ее союзники обязаны воздержаться от размещения на постоянной основе на территории восточных земель Германии (бывшей ГДР) иностранных вооруженных сил, ядерного оружия или его носителей. В результате эта часть ФРГ де-факто получила особый статус, в определенной степени, зоны, «автономной от НАТО». Сохранение Германии в рамках НАТО на тот момент снимало и одну из самых острых проблем времен холод­ной войны, а именно вопрос о незыблемости ее восточных границ, в пер­вую очередь послевоенной границы между Германией и Польшей.

Более существенным основанием для сохранения НАТО могли по­служить задачи нейтрализации новых угроз и коллективных действий по укреплению измерений безопасности, отличных от тех, которые аль­янс был призван решать в годы холодной войны. Концепция НАТО 1991 г. уже содержала попытки нащупать новые функции, как полити­ческого, так и военного характера. Речь шла о возможности применения контингентов НАТО для кризисного реагирования, включая межэтни­ческую вражду и территориальные споры в евро-атлантической зоне. На том этапе еще не исключалась вероятность использования таких кон­тингентов во взаимодействии с ОБСЕ.

Читать еще:  Отсортировать массив по возрастанию паскаль

Возможность для демонстрации такой востребованности НАТО по­лучила в связи с чередой неконтролируемых, крупномасштабных вспы­шек насилия в ходе распада Социалистической Федеративной Респуб­лики Югославии. Западноевропейские страны оказались неготовыми к урегулированию балканского кризиса без американской помощи. Не давали результатов и дипломатические усилия, предпринятые западно­европейцами, Россией и Соединенными Штатами. Вашингтон исполь­зовал кризис на Балканах в свою пользу — для продвижения осознания необходимости сохранения НАТО и своей лидирующей роли в альянсе. Но нельзя не признать и того, что западноевропейские члены союза, включая Фран­цию и Германию, охотно согласились с этим. Силовое давление на участ­ников балканского конфликта, прежде всего на Белград, применение вооруженной силы сначала в Боснии и Герцеговине, а затем и в связи с ситуацией вокруг Косово осуществлялось структурами НАТО и преж­де всего наиболее боеготовой их частью — вооруженными силами США в Европе.

НАТО оказалась главной силой, которая взяла на себя ответственность и за послекризисное поддержание мира в Боснии и Герцего­вине, Македонии, Косово. Это признала ООН, а в конечном счете после резких возражений и при значительном числе оговорок вынуждена была принять как свершившийся факт и Россия. В результате задача по уре­гулированию кризисов и послекризисному поддержанию мира была включена в свод новых функциональных задач НАТО. Но выполнение такой задачи уже не предусматривало взаимодействия с ОБСЕ.

Именно в ходе операций по нейтрализации балканского очага НАТО начинает реализовывать, а затем закрепляет доктринально концепцию деятельности этой организации за пределами своей традиционной гео­графической зоны. С момента создания НАТО, до использования ее под­разделений в Боснии и Герцеговине, зона ответственности альянса строго ограничивалась территориями государств-членов. Союзнические обя­зательства не распространялись на их вооруженные силы, находящиеся или вовлеченные в боевые действия в других регионах мира, например, в Корее, Индокитае, на Ближнем Востоке или в Африке. Только нападе­ние на территорию государств-участников могло активировать обяза­тельства по статье 5 Вашингтонского договора 1949 г. о взаимной помо­щи. Действия же на Балканах выходили за эти географические рамки.

Еще более существенным направлением усилий по формированию НАТО-центричной системы европейской безопасности стал процесс расширения этой организации на восток. Эпилогом к этому стала про­грамма «Партнерство ради мира» (ПРМ), принятая Советом НАТО в начале 1994 г., которая была адресована индивидуально всем участни­кам ОБСЕ, не являвшимся членами НАТО. В качестве основных целей ПРМ были заявлены следующие задачи:

 продвижение принципа граж­данского контроля над вооруженными силами,

 обеспечение транспарент­ности военных бюджетов,

 способность и готовность вносить вклад в миротворческие операции,

 совместное проведение учений для отработ­ки операций по поддержанию мира, поисковых и спасательных опера­ций.

Индивидуальные программы в рамках ПРМ заключили с НАТО государства Центральной и Восточной Европы, страны СНГ, в том чис­ле и РФ, а также группа нейтральных стран Западной Европы.

Параллельно с созданием широкой, но «тонкой» по глубине взаи­модействия сети ПРМ НАТО запускает процесс расширения на восток за счет включения в структуру организации новых членов. Надо ска­зать, что этот процесс был движением навстречу определенно выражен­ному уже в первые годы после окончания холодной войны стремлению ряда стран Центральной и Восточной Европы интегрироваться в евро­пейские и атлантические экономические и политические институты. Двенадцать стран (Албания, Болгария, Венгрия, Латвия, Литва, Маке­дония, Польша, Румыния, Словакия, Словения, Чехия, Эстония) зая­вили о своем стремлении вступить в НАТО. В конце 1996 г. Совет НАТО принял принципиальное решение о начале процесса расширения альянса.

Кандидатам был поставлен ряд условий, выполнение которых мог­ло бы открыть им дорогу в НАТО. Политические условиякасались не­обходимостизавершения демократических реформ, обеспечения прав национальных меньшинств, урегулирования оставшихся территориаль­ных споров с соседями, достижения безусловного гражданского конт­роля над вооруженными силами. В этой связи была сформулирована идея о том, что НАТО выполняет не только военную, но и политичес­кую функцию «распространителя» демократических ценностей и ин­ститутов, стабилизатора внутриполитической ситуации стран Централь­ной и Восточной Европы. Военные условия касались главным образом обеспечения совместимости вооруженных сил стран-кандидатов и чле­нов НАТО. В первую волну расширения были включены Венгрия, Польша и Чехия. В апреле 1999 г. после ратификации соответствующих прото­колов они стали полноправными членами НАТО.

Первая волна расширения НАТО совпала с проведением в Вашинг­тоне юбилейного саммита НАТО, на котором была принята «Новая стра­тегическая концепция», развивавшая концепцию, принятую в Риме в 1991 г. Она закрепляла указанные выше основные параметры реформи­рования альянса после окончания холодной войны:

Ø перенос акцента с коллективной обороны на урегулирование кризисных ситуаций,

Ø выход за пределы традиционной зоны ответственности,

Ø расширение НАТО,

Ø усиление политической деятельности по продвижению демократии.

В последующие годы НАТО продолжила и наращивала динамику из­менений по этим направлениям. В 2003 г. НАТО распространила свою деятельность уже за пределы евро-атлантической зоны, взяв на себя функ­ции по обеспечению стабильности в Афганистане в рамках созданных под эгидой ООН Международных сил содействия безопасности в Аф­ганистане. Постановка задач по участию в глобальных коалициях, при­званных укреплять режим нераспространения ОМУ(оружие массового унитожения) и бороться с меж­дународным терроризмом, еще больше расширила географическое поле действия НАТО.

В апреле 2004 г. в НАТО была принята вторая группа из семи государств: Болгария, Латвия, Литва, Румыния, Словакия, Сло­вения, Эстония. Учитывая, что большинство кандидатов второй волны с натяжкой отвечало требованиям предварительного завершения демок­ратических реформ, альянс взял на себя функцию продвижения таких реформ в каждой из стран уже после их приема.

Можно констатировать, что НАТО удалось довольно успешно ре­формироваться, не только сохранить, но и существенно упрочить свое место в системе европейской безопасности, сохранить евро-атлантичес­кую связку. Вместе с тем в последние годы наблюдается определенное отчуждение между европейским компонентом НАТО и США. Это объяс­няется перенесением Соединенными Штатами акцента своей военно-политической деятельности в другие регионы мира, усилением одно­сторонности поведения Вашингтона, а также нежеланием или ограни­ченными возможностями европейских союзников следовать в фарватере американской стратегии, особенно за пределами Европы. Отмечая эту очевидную тенденцию, не следует ее утрировать, поскольку ряд чле­нов НАТО, прежде всего Великобритания, Германия, новые восточноев­ропейские члены альянса, проявляют, хотя и в индивидуальном каче­стве, более ярко выраженную готовность поддерживать стратегию Соединенных Штатов, чем Франция, Бельгия и ряд других государств. Вместе с тем нельзя не замечать и долгосрочную тенденцию определенной «автономизации» всего европейского компонента НАТО.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector